Женщина, которую поют

Маша НАСАРДИНОВА 12.12.2014 16:01
<p>Женщина, которую поют</p>
Пресс-фото

Что общего у рижского киноведа Валентины Фреймане и 37-го президента США Ричарда Никсона? Они оба при жизни стали оперными персонажами: Никсон – в 1987 году, когда Джордж Адамс написал «Никсона в Китае», Фреймане – на прошлой неделе, после премьеры «Валентины» Артура Маскатса в Латвийской Национальной опере.

 

Героиня как она есть

Артур Маскатс проработал в Латвийской Национальной опере 17 лет директором по художественным вопросам (перевести красивей mākslinieciskais direktors не получается) и, к сожалению, своим служебным положением не злоупотреблял. Балет «Опасные связи», Concerto grosso и «Танго» для хореографических сборников Ad Libitum и «Четыре мира. Четыре стихии» – вот все партитуры, что он предложил театру за эти 17 лет; меж тем речь идет об одном из лучших композиторов страны, о композиторе с международной репутацией.

В 2013 году Маскатса решением сверху повысили в должности. Однако от интендантского кресла, которое прежде занимал Андрей Жагарс, Артур отказался и предпочел покинуть Белый дом. По иронии судьбы, как раз в этот момент он сочинял для ЛНО первую в жизни оперу. Сказать, что ее ждали – не сказать ничего. Она была Маскатсу заказана, она была внесена в программу, которую Рига предлагала в ранге культурной столицы Европы, и в еще одну программу – связанную с президентством Латвии в ЕС в 2015 году; среди прочего подразумевались гастроли в Берлине.

У будущей оперы даже было название: «Валентина». И все знали, о какой именно Валентине идет речь.

Валентина Фреймане родилась в Риге в 1922 году. Окончила исторический факультет Латвийского университета и аспирантуру ГИТИСа, работала в системе народного образования, в редакции лиепайской газеты «Коммунист», на радио, в Институте языка и литературы Академии наук ЛССР, преподавала в Латвийской Государственной консерватории.

Вы не видите здесь сюжета для оперы? Попробуем иначе.

Детство Валентины Фреймане прошло в Париже и Берлине, среди людей, связанных с экраном, сценой, литературой, живописью, словом, среди богемы: отец девочки был редактором крупнейшей в Германии студии Universum Film AG (UFA, впоследствии DEFA). Десятилетия спустя Валентина продолжила его дело, основав в Риге лекторий при Союзе кинематографистов и став со временем самым влиятельным киноведом республики. В постсоветский период, будучи уже в преклонных летах, госпожа Фреймане участвовала в создании кинофорума «Арсенал». Она – доктор искуcствоведения и автор книги воспоминаний «Прощай, Атлантида» (2010; в переводе на русский – 2012). Награждена орденом Трех звезд.

Это тоже не похоже на либретто. Либретто Маскатса и его соавтора, поэта Лианы Ланги, будет о другом. Как всегда в опере -- о любви и смерти. А еще о стране, в которой мы живем.

Каждый за себя

О «Валентине» непросто писать. «Валентину» непросто слушать. Она не позволяет ни на секунду расслабиться или отстраниться от того, что происходит на сцене. Дети пускают солнечных зайчиков, цветет сирень, льется пиво, звучит танго, кто-то кого-то целует, кто-то кого-то ревнует. Все вроде бы безоблачно, но дело близится к 1939 году. Оперная, условная Рига еще не догадывается о том, что ее ждет (зал – знает и мрачнеет с каждой минутой). Богема, вальсируя под патефон в салонах, обсуждает звезду экрана Ольгу Чехову. Народ на улицах и хуторах толкует о Сталине, Гитлере и Улманисе. У Валентины с Димой любовь, и мама волнуется, чтобы они поженились поскорей, спрятали за русской фамилией валентинину, еврейскую...

Весь первый акт собран из картинок, похожих на кадры довоенной хроники. Закончится один эпизод – опустится сверху светонепроницаемое полотно. Так, через выход в черное, меняют кадр в кино.Так делится на новеллы книга Фреймане «Прощай, Атлантида». Так рушится мирная жизнь, и в зоне отчаянного дискомфорта оказываются не только персонажи оперы, но и все, кто наблюдает за ними из кресел ЛНО: латыши, русские, евреи, немцы.

Все -- но поврозь. Можно только представить, каково латышам видеть вороватых полицаев-шульцманов, заявившихся в богатую квартиру за «жидовкой» и расстрелявших ее русского мужа; видеть булыжники, вывернутые из мостовой в преддверии оккупации и тихо, без борьбы, возвращенные на место; видеть женщин, с удовольствием ублажающих немецких офицеров...

Красноармеец, который появляется из канализационного люка, как черт из преисподней, вытирает пилоткой сначала сапоги, а потом лицо, и распугивает остолбеневшую чистенькую толпу, тыча в нее штык-винтовкой, – тоже, знаете ли, зрелище не из приятных.

Желтые звезды на одеждах. Прощание перед уходом в гетто. Бесконечный хоровод детей и взрослых, в молчании бредущих по кругу – через Румбулу – в никуда.

Валентина, к 22 годам осиротевшая, овдовевшая, но живая (спасибо небесам, латышским друзьям и доктору-немцу, спрятавшему девушку у себя в доме) и осознавшая, что хочет жить, несмотря ни на что, стоит в 1944-м посреди пустой Риги. Фашисты отступили. Советские войска грохочут на подступах к городу. Занавес.

Требуется весь могучий гуманистический талант Артура Маскатса, чтобы объединить эмоции зала, вовлеченного в нескончаемый внутренний диалог с сюжетом, и направить их к свету. То, что в итоге это все же удается – достижение невероятное.

Две Валентины или даже три

Анализировать партитуру «Валентины» музыковеды будут долго и подробно — она того стоит даже с формальной точки зрения, ибо никто из латвийских авторов, кроме Маскатса, в XXI веке большой оперы еще не сочинил.

А стало быть, вместе с композитором войдут в историю латвийской музыкальной литературы дирижер Модестас Питренас (объем проделанной литовцем работы трудно вообразить; оркестр под его руководством играет будто наизусть), режиссер Виестур Кайриш, чья постановка умна и выразительна (и была бы, наверное, еще совершенней, обойдись Кайриш без плакатности), художница Иева Юрьяне, чье мастерство растет от года к году (визуальный облик спектакля и музыка Маскатса словно срастаются в единое целое) и, конечно же, певцы – в первую очередь Инга Кална, для которой писалась титульная партия.

Глядя на них, в какой-то момент перестаешь замечать, что они поют, а не разговаривают. Перестаешь узнавать знакомые лица и вспоминать прежние роли. Янис Апейнис здесь именно что Дима, без раздумий отдающий за Валентину жизнь, а не записной герой-любовник Латвийской Национальной оперы. Убедительны все до единого – Валдис (большая удача молодого Рихарда Миллерса), его кузина Элза, брошенная Димой и сжигающая себя дотла ненавистью, ревностью и тоской (до чего же Анджелле Гобе к лицу и голосу быть роковой красавицей!), родители Валентины (Арманд Силиньш и солистка Мариинского театра Любовь Соколова), друг ее юности Алексей (Михаил Чульпаев), верная и заботливая Алма (Иева Парша)... Сокрушительной силы камео у Самсона Изюмова (Доктор) и Кришьяниса Норвелиса (Старый хуторянин). Даже персонаж эфемерный, в действии не участвующий, наблюдающий за ним молча, как все зрители, – «нынешняя Валентина», – сыгран харизматичной Иевой Кепе так, что не оторвать глаз.

Но есть еще Кална. И именно она, с ее невероятным вокалом, нежным голосом и драматическим напором, помогает Маскатсу сотворить чудо в финале. Из истории еврейской девушки «Валентина» вырастает даже не в историю маленькой страны, мечтающей о свободе и в конце концов ее дождавшейся. «Валентина» – о том, что жизнь не кончается и тогда, когда в конце туннеля гаснет свет. Надо только любить.

А настоящая Валентина Фреймане живет сейчас в Берлине. Ей 92 года.

 

Опубликовано в разделе Культура

Комментарии

  • Александр Румянцев 19 Декабря 2014 20:43

    Речь идет об одном из лучших композиторов страны, о композиторе с международной репутацией. Мария, согласен на все 100 %. Браво!

Оставить комментарий

Архив
 
Абик Элкин, политический обозреватель газеты «Сегодня»

Два сюрприза от Вейониса

На этой неделе Раймондс Вейонис громко напомнил о себе двумя сюрпризами. Во-первых, он, вопреки прогнозам, поручил формирование правительства не опытнейшему Артису Пабриксу, а лидеру Новой консервативной партии Янису Бордансу. А во-вторых, президент — впервые в истории Латвии, - определил конкретный срок, в течении которого Бордансу надлежит создать правящую коалицию и правительство.

08.11.2018 15:39
Николай КАБАНОВ

Суетология

Столетию Латвии - новое правительство? Не думаю...

09.10.2018 11:02

Вот и завершились крупнейшие в истории независимой Латвии военные маневры — и, знаете что, ваш автор не увидел за этот промежуток времени ни одной сплоченной группы военнослужащих.

06.09.2018 10:38
Андрей ХОТЕЕВ

Этим занимаются все

Довольно часто приходится слышать, что Латвия - крайне консервативная страна в том, что касается вопросов морали. Поэтому, мол, здесь никогда не будет ни "голубых" браков, ни "третьего пола", ни прочих извращений. Дескать, это у них там, на разложившимся Западе пусть делают, что хотят, а здесь - ни-ни.

23.08.2018 11:10
Николай КАБАНОВ

Латвия перегрелась

«И в Испанию ехать не надо!» — мой одноклассник, оказавшийся на пляже Вецаки, был доволен.

23.07.2018 09:37


Актуальный вопрос

Вы кого хотите видеть премьер-министром Латвии?

Журналы&Приложения
Website Security Test