Красноярский мужик Улдис Саулите

Елгавчанин Улдис Саулите (справа) всего за несколько лет в России стал одним из самых узнаваемых регбистов.
Елгавчанин Улдис Саулите (справа) всего за несколько лет в России стал одним из самых узнаваемых регбистов. Пресс-фото

Улдис Саулите давно зарекомендовал себя в России как большой мастер. Причем в сильнейшем клубе этой страны чуть ли не после каждого второго матча он получает традиционный клубный приз: «За лучший захват», «За лучший прорыв» или «Лучший игрок». Но так было не всегда: 13 лет назад, посмотрев на молодого латыша, Александр Первухин уже собирался отправить его домой, да случай помог остаться в красноярской команде. По крайней мере, так считает сам Улдис Саулите.

 

«Когда я приехал в 2002 году в «Енисей-СТМ», поначалу было тяжело. Я привык тренироваться три раза в неделю, а тут надо было по два раза в день. Через два-три месяца Александр Юрьевич решил: моя судьба – возвращаться в Латвию, но мне повезло. Раньше в «Енисее» был тренер по нападающим Сергей Молочков. У него была гостиница в горнолыжном комплексе. Он сказал мне: «Улдис, давай, я тебя возьму к себе. Будешь жить с поваром, в одном номере. Я буду возить тебя на тренировки, а ты у меня там что-то поделаешь». Я был у него охранником, утром, до тренировки, рубил дрова для камина, между тренировками копал траншею, и Александр Юрьевич заметил, что я начинаю сильно прибавлять. После игры, в нашем гостиничном комплексе было какое-то мероприятие. Там он меня увидел с топором или лопатой, и тогда понял: я так сильно хочу играть, что готов тут жить и работать, лишь бы меня не отправили домой», - вспоминает 35-летний латвийский регбист.

- Как вы попали в Красноярск?

- Я должен был участвовать в матче, где присматривал потенциальных игроков для своей команды бывший тренер «Енисея-СТМ» Евгений Зуев. К сожалению, у меня было много работы, из-за которой, я не попал на эту игру и он меня не увидел, но судья Игорь Буценин, который обслуживал игры и в чемпионате Латвии, и в чемпионате России, сказал: «тебе надо попробовать». Потом он подошел ко мне второй раз, а на третий все срослось: я ушел в отпуск, полетел в Красноярск и до сих пор нахожусь там в «отпуске». Я зарабатывал в Латвии, в переводе на российские деньги, 25-35 тысяч рублей, а здесь я сидел на стипендии в 3-4 тысячи рублей. Меня спрашивали: «Какая у тебя цель?», а я не мог объяснить. Я хотел доказать себе, что могу стать одним из лучших. Тогда я смотрел на игру сборной России, и мне казалось, лучше не бывает, а через какое-то время увидел, что ничем не хуже. Игроки сборной России такие же люди, как и я.

- Но ведь у вас была возможность попасть и в сборную России?

- В 2001-м году я уже сыграл в Германии за первую сборную Латвии. Тогда была лазейка: наверное, в 2005-м году действовало правило, если ты три года не играл за свою сборную, можешь поменять ее. Полтора года Латвийская федерация регби не могла нас пригласить из-за финансовых проблем, и появилась мысль: досидеть еще полтора года, но тут ввели правило: «паспорт – на всю жизнь», если ты заигран.

- Вы сами ведь из Елгавы.

- Мой отец всю жизнь работал водителем в леспромхозе, а мама – на комбинате, где выпускали консервы, мороженое. В начале 90-х, когда все поменялась, мама тоже оказалась в леспромхозе: пошла на лесопилку. С 14 лет лесопилка стала моим вторым домом. Вначале я там подрабатывал летом, а с 15 лет – и во время учебы, благо рост позволял. В 14 лет я представлялся 16-летним, поскольку никто бы не взял 14-летнего парнишку на работу. В 16 лет уже был 197 см ростом и весил 116-117 кг. Между прочим, с тех пор я вырос на один см.

- О чем вы мечтали в детстве?

- Поскольку я вырос у отца в машине, хотелось стать водителем. Еще была мечта стать боксером. Боксером не стал, но в регби сделал себе боксерский нос.

- Как вы вообще попали в регби?

- Совершенно случайно. Работали на лесопилке, и мой друг говорит: «У меня брат – полицейский. Они играют в регби. С таким телосложением ты уже можешь в регби играть», а я понятия не имел, что такое регби. 28 сентября мне исполнилось 16 лет, а в октябре он познакомил меня с братом и я сразу начал тренироваться. Они занимались в свободное время в отапливаемом манеже, типа ангара. Там было не искусственное поле, а резиновое покрытие, как на беговых дорожках. Мне объяснили, кто такой, перволинеец, прыгающий, третьелинеец и сразу поставили во вторую линию. Я дотренировался с полицейскими до апреля, а в апреле мне говорят: «Надо ехать в Ригу» – «Что мы там делать будем?» - «Как что? Чемпионат Латвии начинается», а я все время был уверен, что они в свободное время занимаются просто так, для себя, толкаются и выплёскивают накопившуюся энергию.

- То есть, вы сразу заиграли во взрослой команде?

- Да. Поначалу, с полгодика, регулярно выходил на замену, а потом быстро обосновался в стартовом составе. Иногда я мог не выйти потому, что не было бутс 48-го размера. В то время с ними была проблема.

- Когда впервые вышли играть с мужиками, у вас не было робости?

- Да, нет. Я почему-то всегда хотел показать свое превосходство и показывал его так, что взрослые мужики говорили: «Пока этот дурак нас будет бить, мы не будем ходить на тренировки». Тренер подзывал меня: «Улдис, все классно, все хорошо, но у ребят есть недовольство: ты их просто калечишь».

- А вы реально кого-то покалечили?

- Нет, конечно. Я бил, в регбийном понимании этого слова. Можно сделать прихват, а можно – захват. Я делал захват. Если набрал скорость, не тормозил перед игроком, а всегда входил в него. С тех пор я и полюбил игру в защите. Меня как-то спросили: «Ты делаешь захват для кого-то?» – «Нет, от хорошего захвата я получаю наслаждение».

- Когда вы начинали играть, у вас был образец для подражания?

- Кумиров не было, но на кого-то похожим хотелось стать. Поскольку я сразу стал игроком второй линии, таким для меня был второлинеец РАФа Вилмарс Соколов. В то время, я хотел походить на него. Когда приехал в Россию, это, конечно – Сергей Сергеев, человек, с которым хотелось сравняться по игре.

- После переезда в Красноярск, вам тяжело было привыкать к другому менталитету и другой культуре?

- Да, нет, без проблем. Наверное, единственная проблема в то время – удаленность от дома. Я был одним из немногих, кто успел написать домой. Жил напротив «Авангарда» в профилактории «Сибиряк» и вручную писал письма. Раз в неделю ходил на переговорный пункт. Это сейчас мы звоним по скайпу, а в то время было так. Тогда в Красноярске уже был Баранов и еще один парень из Латвии Музыкантс. Они тоже жили в профилактории и многое мне показали. Ну, и ребята из «Енисея» хорошо принимали.

- Вы уже стали сибиряком, или все еще тянет на родину?

- Я думаю, всех людей, которые когда-то где-то жили, все равно туда тянет. Я хочу поехать в Латвию, чтобы встретиться с родными и друзьями, поговорить, пообщаться, но я уже привык к Красноярску. Если раньше я говорил «домой», это означало – в Латвию, то теперь – что Красноярск, что Латвия.

- Когда вы стабильно стали выходить в составе «Енисея-СТМ»?

- В 2004 году я уже стабильно играл в стартовом составе. Не забуду, тогда была очень важная игра против «Славы» в Москве. Все реально понимали, игра будет тяжелой, но если мы выиграем, станем чемпионами. Еще Игорь Будников играл. Он получил желтую карточку, а через пять минут Юра Шелепков – красную, или наоборот. Тогда тренер сначала выпустил Баранова, а потом – и меня. Получилось так, что Баранов дал мне пас на попытку, перед зачеткой. Мы выиграли, и Первухин сказал: «Выпустил латышей, они успокоили игру и решили исход».

- Как вы считаете, ваша регбийная карьера удалась? Или хотелось бы поиграть в Англии или Франция, на более высоком уровне?

- Я считаю, на 100 процентов удалась. У меня было предложение из Франции, в хороший клуб «Бордо», но поезд уже ушел: я лег на операцию. Все звезды сошлись, что мне не надо туда ехать. Не скажу, что мне не хотелось, но так сложилось, может быть, отчасти из-за того, что я человек, который привыкает. Я здесь привык, это мой дом, и опять куда-то уезжать? Поэтому я никогда не прыгал из клуба в клуб, хотя не отрицаю, даже по России были хорошие предложения. Но я всегда считал, что здесь моим единственным клубом будет «Енисей-СТМ».

Досье. Улдис Саулите.

Нападающий второй линии РК «Енисей-СТМ» и сборной Латвии. Родился 28 сентября 1980 года в Елгаве. Играл за «Елгавас Ални», 3-кратный бронзовый призер чемпионата Латвии. С 2002 года – в РК «Енисей-СТМ», 5-кратный чемпион России, 2-кратный обладатель Кубка России и 2-кратный обладатель Суперкубка.

 

Опубликовано в разделе Спорт

Оставить комментарий

Архив
 
Абик Элкин, политический обозреватель газеты «Сегодня»

Два сюрприза от Вейониса

На этой неделе Раймондс Вейонис громко напомнил о себе двумя сюрпризами. Во-первых, он, вопреки прогнозам, поручил формирование правительства не опытнейшему Артису Пабриксу, а лидеру Новой консервативной партии Янису Бордансу. А во-вторых, президент — впервые в истории Латвии, - определил конкретный срок, в течении которого Бордансу надлежит создать правящую коалицию и правительство.

08.11.2018 15:39
Николай КАБАНОВ

Суетология

Столетию Латвии - новое правительство? Не думаю...

09.10.2018 11:02

Вот и завершились крупнейшие в истории независимой Латвии военные маневры — и, знаете что, ваш автор не увидел за этот промежуток времени ни одной сплоченной группы военнослужащих.

06.09.2018 10:38
Андрей ХОТЕЕВ

Этим занимаются все

Довольно часто приходится слышать, что Латвия - крайне консервативная страна в том, что касается вопросов морали. Поэтому, мол, здесь никогда не будет ни "голубых" браков, ни "третьего пола", ни прочих извращений. Дескать, это у них там, на разложившимся Западе пусть делают, что хотят, а здесь - ни-ни.

23.08.2018 11:10
Николай КАБАНОВ

Латвия перегрелась

«И в Испанию ехать не надо!» — мой одноклассник, оказавшийся на пляже Вецаки, был доволен.

23.07.2018 09:37


Актуальный вопрос

Вы кого хотите видеть премьер-министром Латвии?

Журналы&Приложения
Website Security Test